Промо 1
logo
Специализированное PR агентство для автобизнеса
Обратный звонок
Главная/Статьи/Автобизнес/РОССКО. От продаж к производству. Новый этап развития автобизнеса

РОССКО. От продаж к производству. Новый этап развития автобизнеса

РОССКО. От продаж к производству. Новый этап развития автобизнеса
Сразу главная новость: ROSSKO, ведущий дистрибьютор запчастей России, создает масштабное собственное производство. В июле 2023 года компания получила официальный статус резидента особой экономической зоны, где начинает строить первый завод. Действительно – качественное изменение, радикальное. От продажи «чужих» запчастей, преимущественно импортных, к производству полного цикла. 

Если подумать, это уже третья «ступень ракеты» с логотипом ROSSKO на борту. Первой была классическая дистрибуция, торгово-логистический бизнес, именно он вывел компанию на высокую общероссийскую орбиту. Второй стал проект франшизной сети автосервисов, который создал уникальный канал сбыта и сместил фокус с продаж в услуги и отчасти производство, ведь всякий техцентр – это завод в миниатюре. А еще познакомил буквального каждого в стране с брендом FIT SERVICE и его ценностями. Третий – нынешний – претендует на масштаб выхода в открытый космос: еще никто на этом рынке не делал столь крупных и долгосрочных инвестиций, не ставил столь амбициозных целей по охвату рынка в выбранной ассортиментной группе.

Как только официальный статус резидента особой экономической зоны был получен проектом, появилась возможность узнать подробности, задав вопросы Даниле Соловьёву, руководителю проекта по созданию производственного направления в компании ROSSKO.

 

- Решение об открытии большого производства предполагает свёрстанные планы на много лет вперед, большую уверенность в выборе пути. Как возникла эта идея, как она стала реальным проектом?

 

- «Кто, если не мы?», — вот самый короткий ответ, мотивационный. ROSSKO обладает мощными ресурсами и компетенциями в сбыте, а начинать производство без налаженной системы сбыта – бессмысленно.

Второй ответ – потому что пришло подходящее время. При всем своем потенциале производство в сравнении с торговым бизнесом - «трудный хлеб». Окупаемость масштабных проектов длительная: как настоящий хлеб, они требуют и времени для получения урожая, и соответствующего «климата» на весь период «созревания». Не удивительно, что с 90-х годов в России, проходившей кризис за кризисом, активно развивался именно бизнес продаж, который давал предпринимателю максимальную гибкость стратегий при минимальных сроках окупаемости. Привезти товар - положить на склад – реализовать. Год, максимум два на весь цикл.

Производство, особенно сложное и технологичное, начинается со строительства здания под запроектированные производственные линии. Этот период – инвестиционный – составляет прядка трех лет. А далее запуск, откладка, выход на плановую мощность. Общий срок окупаемости в подобном бизнесе начинается от восьми лет, а стандартным ориентиром считается десять лет. Очень «длинные» деньги, не так ли? У частного инвестора нет возможности вкладываться на столь протяженный срок.

Практика стран и экономик, которые смогли создать промышленный бум, показывает: для мощного развития необходимы длинные и дешевые деньги, которые обеспечивает именно государство. Речь не идет о грантах и иных «подарках», только рыночных схемах займов – но долгосрочных, под низкий процент.

В 2022 году Президент России прямо отметил: торговля – это хорошо, но производство сейчас важнее, именно в производстве следует расти, и такой рост получит поддержку со стороны государства.

Мы решили использовать предложенную возможность.

 

- То есть «торговля» как вид бизнеса стала трамплином для дальнейшего движения и сохраняет свою значимость.

 

- Конечно. Масштаб рынка автозапчастей можно представить по таким ориентирам: объем потребления оценен агентством «Автостат» в 20 млрд долл, тогда как импорт по указанной группе товаров составляет 13 млрд (данные ADAC). Следовательно, две трети запчастей для подержания в рабочем состоянии парка страны ввозится из-за рубежа. ROSSKO вносит заметный вклад в эти 13 млрд, по ряду номенклатурных групп закрывая свыше 90% импорта.

Бизнес компании - большой, «белый» и системный, он развивался и рос… пока февраль 2022 года не внес свои правки на всех уровнях, от личного и корпоративного – до государственного.

Стало очевидно: зависеть и дальше от импорта, причем, по ряду товарных групп зависеть тотально – это как минимум небезопасно. Уже вырыты глубокие технологические «ямы»; уже заложены риски для работы транспорта; уже очевиден чисто экономический ущерб на годы вперед, пока вымываемые импортом финансы утекают из страны.

Так почему же, действительно, не заняться производством внутри страны, когда поддержка обещана первым лицом?

В 2022 году этот вопрос для ROSSKO превратился в твердое намерение стать первопроходцем, а может быть, и создать яркий ориентир для других.

В том же году со стороны государства было сделано очень много, чтобы улучшить инвестиционный климат. Заработали специализированные программы развития промышленности, и в том числе в сфере автокомпонентов. Они предполагали и финансирование, и размещение в специальных экономических зонах, и региональную поддержку.

 

- Как на практике реализовывались государственные обещания и ваши планы?

 

- Сразу скажу: у нас не было и нет намерения «попробовать», то есть открыть одно производство узкой специализации, а дальше действовать по обстоятельствам. В плане сразу заложена серия производств, они будут выводиться на промышленную мощность в определенной последовательности. Первым, стартовым, станет запуск завода тормозных дисков и суппортов – а далее тормозных колодок. Уже могу предметно говорить о нем, позади большой этап подготовительных работ, есть первые результаты.

Мы стали резидентом особой экономический зоны промышленного типа «Титановая долина» - Свердловская область, Верхняя Салда.

5.jpg

От администрации Свердловской области мы получили значительную поддержку, что ценно. Путь до статуса резидента занял чуть менее года: был серьезный аудит проекта в смысле его перспектив; был аудит нас как компании; была оценка гарантий реализации… В июле 2023 года статус резидента нами успешно получен.

С самого начала и постоянно нас поддерживает структура ВЭБ – «ВЭБ Инфра». Благодаря этой помощи нам гораздо проще разбираться в хитросплетении правил и норм выделения господдержки.

Далее - получение поддержки двух фондов, это «Фонд развития промышленности» (ФРП) и фонд «ВЭБ РФ» с особой программой для проектов на территории моногородов. По части стандартов и технологий мы также надеемся на поддержку НАМИ.

Важно обеспечить российскими комплектующими конвейеры, тем более сейчас, когда автопроизводители страны вынуждены гибко менять каналы снабжения, разворачиваться на восток, искать и сертифицировать новых поставщиков – и так же важно дать и послепродажному рынку четкие ориентиры по качеству запчастей.

Сегодня, когда в России локализуется китайский автомобиль, речь идет об условно-местной сборке, по сути - о машинокомплекте. Но, начиная с первого ТО, возобновляется зависимость от импорта запчастей; поверхностная локализация на уровне машинокомплектов грозит стать своего рода «подсадкой на иглу»: первая доза бесплатно, а далее подкрепленная деньгами зависимость, и все более глубокая.

Надеюсь, развитие производств, подобных нашему, при поддержке и государства, и отраслевых институтов, поможет в ближайшие годы углубить подлинную «русификацию» рынка, то есть отечественно производство узлов и деталей для обеспечения всего цикла эксплуатации техники! Автомобиль, выйдя с конвейера в России, не должен генерировать многолетний импорт деталей вторичного рынка.

 

- Давайте перейдем к конкретике по вашему производственному проекту: место, сроки, ассортимент, этапы?

 

- Урал, и более фокусно – Свердловская область, наш осознанный выбор: максимальный профицит по металлам (чугун, ферросплавы), низкие тарифы по энергии, близость к сильным научным и учебным центрам. Разворот логистики на восток тоже учитывали при выборе, но этот фактор для производственной площадки вторичен. Гораздо важнее было стать резидентом особой экономической зоны промышленного типа, а таких в стране не много.

За 10 лет наши инвестиции в проект составят порядка 7,5 млрд рублей: для нас важно создать продукт, который будет на уровне лучших аналогов – турецких, китайских, итальянских. Значит, требуется высокая автоматизация производства, проектирование всех процессов и потоков… что возможно только при строительстве здания с нуля.

Завод тормозных дисков и суппортов – только он, первый в серии производств – создаст 500 рабочих мест и обеспечит выпуск 5,6 млн единиц продукции в год.

Производство первого этапа предполагает полный цикл по тормозным дискам, от «сырого» металла и металлолома – до готовой продукции под отгрузку потребителю. В двух корпусах разместятся литейный цех и цех механической обработки и упаковки.   

Литейный – это плавка металла, анализ состава, сборка нужной рецептуры; розлив в формы.

Цех мехобработки – это порядка 130 станков с ЧПУ: обработка заготовок в несколько этапов; балансировка дисков, мойка, окраска, смазка, маркировка… чтобы на выходе получить продукт, соответствующий всем современным стандартам качества.

Сразу добавлю, система качества традиционная для современных производств, сквозная, встроенная в производственный цикл. Только так можно выявлять и устранять проблемы до выпуска готового изделия из цеха.

Как уже было сказано, производство тормозных дисков и суппортов – наш первый шаг. Планы шире, горизонт как минимум десятилетний: в 2025 начать выпуск дисков; годом позже – колодок, а еще через три года открыть ассортиментную группу деталей подвески. Для перечисленного потребуется целая серия производственных корпусов.

1.jpg

 

- Почему для первого этапа выбраны именно тормозные диски?

 

- При выборе мы оценивали и массовость, и частому замены тех или иных компонентов, и долю импорта в товарной группе.

Хотя есть и другой подход, актуальный для государства: импортозамещение критически важных узлов и систем. Это действительно важно, мы согласны, но предлагаем сохранять правильную очередность. На макроуровне такую очередность можно изучить на опыте рынков, где уже состоялся промышленный «разгон». Китай – яркий пример грамотно выстроенной поэтапной индустриализации: сначала был налажен выпуск «базовых» автокомпонентов, а затем выросло само автомобилестроение. Путь от простого к сложному, от массового к специализированному.

Мы – на уровне отдельной компании - нацелены на окупаемость проекта, для чего критичны обозначенные ранее параметры: объем спроса, регулярность возникновения потребности.

Выбор тормозных дисков и суппортов для первого этапа развития производства – это максимальное использование сильных качеств страны, рыночной ситуации, региона: близость и доступность ресурсов – металлов; дешевизна энергии - наше производство в одной из лучших тарифных зон; адекватная стоимость рабочей силы.

Возвращаясь к исследованию рынка сбыта, проделанному нами до начала проекта, приведу еще несколько цифр. В импорте автокомпонентов в РФ доля тормозных дисков составляет немало – до 8%. По данным «Автостат» страна (читаем – автопарк) потребляет 16,3 млн тормозных дисков ежегодно; основная зона сбыта – вторичный рынок, а никак не сборочные конвейеры, которым требуется лишь 300-500 тыс. шт. в год.

Все сказанное сполна объясняет и выбор продукта, и выбор вторичного рынка как основного для его сбыта. Хотя мы не отрицаем привлекательности ОЕМ-контрактов.

Для производителя, тем более нового, есть плюсы в ориентации на конвейер. Прежде всего - узкая номенклатурная линейка и простая схема сбыта. Но минусов больше: малый объем спроса исключает окупаемость производства, а зависимость от одного клиента создает риски. Так что мы нацелены на вторичный рынок, что не отменяет ОЕМ-тематики. Далеко не у каждого автопроизводителя в стране есть собственное мощное литейное производство, как у КАМАЗа.

Ориентация на вторичный рынок открывает нам доступ к огромным объемам спроса, но создает и свои вызовы: мы должны дать рынку большую номенклатуру, чтобы закрыть потребности парка. А в России, как все мы знаем, автопарк крайне разнообразен!

Выбрав вторичный рынок, мы запланировали к выпуску ассортимент в 1000 SKU уже в течение ближайших четырех лет.

2.jpg

При выходе завода на плановую мощность сможем обеспечить треть потребления рынка страны как по дискам, так и по сопутствующим группам – тормозным барабанам, корпусам суппортов. В начале заполним самую емкую нишу легкового и LCV транспорта, далее не забудем и про грузовой, сельскохозяйственный, промышленный. Уже упомянутая 1000 SKU позволяет обеспечить запросы 70% парка, топовых по востребованности. Это российские марки, европейские, корейские, японские.

 

- Кто будет поставлять оборудование, технологии? На каких условиях?

 

- Для проекта мы выбрали технологического партнера в Китае. Хотели бы российского, не скрою, но соответствующего оборудования в стране просто не существует на сегодня. Наш партнер имеет большой опыт в Китае и активно помогает во всех вопросах запуска оборудования, наладке процессов. В пакете сотрудничества есть и соглашение об экспорте: в перспективе мы планируем не только насыщать рынок страны, но и расширять сбыт за счет иных рынков. В том же Китае сейчас активизировался тренд по выводу производств за рубеж с последующим ввозом готовой продукции.

Сразу отмечу, что производство в стране – это еще и способность дорабатывать продукт под местные условия, гибко реагировать на обратную связь с рынком. Собственные испытательные центры, инженерные разработки – все заложены в планы. Как и полноценная гарантийная политика, и соответствующая претензионная работа.

Быть производителем – значит, реализовывать в полной мере ответственность за качество и репутацию своего продукта, бренда.

Два наших иных бизнеса, дистрибьюторский и сервисная федеральная франшиза, позволят максимально точно видеть рынок от макро- до микроуровня, буквально до потребностей отдельного автовладельца; собирать обратную связь и реагировать на нее.

 

- Невозможно обойти вниманием еще одну острую тему – кадровый голод…

 

- Да, за последние годы тема стала одной из ключевых для любой отрасли, производство не исключение. Мы понимали будущие сложности, поскольку уже решали аналогичные проблемы в сфере автосервиса. Так что начинаем подбирать и готовить кадры уже теперь. Ведем переговоры с Уральским федеральным университетом. Да и сам выбор «Титановой долины» - плюс и по кадровому потенциалу, регион исторически производственный и инженерный.

Вопрос не простой, иллюзий не питаем, создаем комфортные для персонала условия. Доставка на работу и обратно, страховка, отдых, программы для детей – все продумываем. Сейчас уважение к человеку труда снова, как полвека назад, далеко не пустой звук.

3.jpg

 

- И еще один вопрос, хотя отчасти тему мы уже обсудили. Какой опыт взаимодействия с государственными структурами сложился? Ведь сложившийся у многих стереотип таких отношений – это неравноправие, затягивание решений, равнодушие. Что-то поменялось?

 

- Поддержка со стороны властей разных уровней – отдельная тема. Когда мы начинали переговоры при подборе особой экономический зоны, видели себя в позе просителя, такой был стереотип мышления. Он оказался ложным, полностью устаревшим! Было максимально похоже на работу банков с ВИП-клиентами: нас сопровождали «от и до», для нас делали презентации, на все наши вопросы отвечали.

Мы видели горящие глаза, живой интерес: желание «поселить» в экономической зоне нового резидента, вывести на окупаемость проект, а не просто «сработать для галочки». И далее поддержка не сократилась, сотрудники «Титановой долины» помогают на всех этапах. Особенно при подготовке каждого пакета документов: выверяют все мелочи, исправляют ошибки, чтобы с первого захода мы могли рассчитывать на одобрение в области, в инвестфондах. Активно помогают и в дочерней структуре ВЭБ. Сразу предупредили: есть трудности в работе с госорганами, программ поддержки много, в каждой масса особенностей, чтобы избежать бюрократического отказа по формальным признакам надо уметь точно формулировать свой запрос.

Конечно, не везде стелют для инвесторов ковровую дорожку, с ФРП работать сложнее уже потому, что туда поступает огромный объем заявок.

В целом же опыт работы с госструктурами времен 90-х радикально отличается от современного. Нет попыток «урвать себе», намеренно затянуть процесс. Зато на многих уровнях есть живой интерес и готовность работать на результат, особенно – в структурах Свердловской области, в «Титановой долине».

 

- Тогда со стороны СМИ присоединяемся всем журналом к числу сторонников проекта, желаем успеха и постараемся по мере сил поддерживать в информационном поле! Спасибо за содержательную беседу.

 

 

 

 



Оксана Демченко
Статьи
Reuters
прайм
Интерфакс
РИА
ТАСС
ЖЖ